Задать вопрос
Опрос
Отвечает ли новое законодательство (закон, подзаконные НПА) ожиданиям и потребностям участников рынка
  • Да
  • Нет
  • Затрудняюсь ответить
Информация для членов АМФОК
логин:
пароль:

Курсы валют: курс доллара, курс евро

Микрокредиты сделали тысячи казахстанцев успешными бизнесменами <<читать подробно...>>

Есть в нашем обществе такой стереотип «Возьмешь кредит – влезешь в кабалу». Во многом он сформировался в период активного банковского кредитования, когда многие брали кредиты, не читая договор, потому что всем их давали. В тоже время в Казахстане уже почти двадцать лет работает организация, чьи клиенты берут в кредит небольшие суммы, а в итоге становятся предпринимателями с оборотами в миллионы тенге. Микрокредитование – особая сфера финансовых услуг, о которой многие ничего не знают. Мы решили поговорить об этом с человеком, который создал новую отрасль в финансовой сфере Казахстана, возглавляет вот уже почти двадцать лет одну организацию, при этом остается открытым к изменениям и новациям!

Шалкар Жусупов, c 1998 года Председатель Правления микрофинансовой организации KMF и один из инициаторов создания Ассоциации микрофинансовых организаций Казахстана (АМФОК). С 2004 года занимает пост Председателя Совета Директоров АМФОК, принимает активное участие в развитии рынка микрофинансирования Казахстана.

Сегодня возглавляемая им KMF – крупнейшая микрофинансовая организация Казахстана, обслуживает около 162 000 клиентов. Работает в 14 регионах, охватывая около 3 тысяч населенных пунктов.

— Шалкар Амангосович, микрокредитование – новое явление для независимого Казахстана. И если с банками население уже было знакомо, то, что такое МФО никто не знал. С чего все начиналось?

— В 90-е годы многие казахстанцы остались без работы, искали себя в новых рыночных условиях, получить кредит в банках могли только крупные компании и под хороший залог. А ведь людям для начала своего дела требовались совсем небольшие деньги. Идея микрокредитования витала в воздухе.

Благодаря казахстанско-американскому сотрудничеству, был налажен хороший диалог с Американским Агентством по международному развитию — USAID, в результате которого, она, в 1997 году объявила тендер на развитие Программы микрокредитования в Казахстане.

Проект начали в Талдыкоргане, потому что город лишился статуса областного центра и находился в упадке. Никто не предполагал, что проект получит дальнейшее развитие, как и все проекты, он был рассчитан на несколько лет. В то время я работал в областном управлении Национального Банка РК, планировал переехать в Алматы, но кто-то из друзей посоветовал участвовать в конкурсе. Мне самому тогда было странно слышать о микрокредитах размером в сто долларов, без залога. Сложно было представить, что их будут возвращать и как это обеспечивать. Мы получили лицензию 5 ноября 1997 г., и ровно через 15 дней выдали кредиты первым 21 заемщику. Это были люди, которые занимались бизнесом – 3 группы по 7 человек, на каждого человека они получили по 7500 тенге.

— Идея микрокредитования оказалась работоспособной?

— Не просто работоспособной, а чрезвычайно востребованной у населения! Первые два месяца мы просто ждали до первого погашения – будут ли платить? И заемщики оплатили. Это ведь ступенчатое кредитование — получить следующий кредит можно при условии своевременного погашения предыдущего. Клиенты стали доверять нам, а мы – им. Сейчас средний размер кредита на одного заемщика достигает 350 тысяч тенге. Сегодня благодаря микрокредитам, наши клиенты создали и финансируют около 130 000 рабочих мест для себя и наемных работников: в торговле, сфере услуг, сельском хозяйстве. Это целая экономика, где работают люди, которые еще недавно не имели постоянной работы и источников заработка!

Понятно, что нужно было время, чтобы прийти к этому. Основная наша цель была апробировать программу, которая впервые была применена в Бангладеш, и за которую ее автор — доктор Мохаммед Юнус получил Нобелевскую премию. В течении нескольких лет, Программа была полностью адаптирована под наши реалии.

— В какой момент пришло понимание того, что микрокредитование может работать в масштабе всей страны?

— У меня глаза на микрокредитование раскрылись к середине 1998 года, когда от нашего партнера приехала госпожа Джаннис Сталлард, имеющая огромный опыт развития микрокредитования в других странах, и с ее приходом мы стали понимать философию микрокредитования. Мы понимали методологию, но философию нет. А смысл заключается в том, что ты видишь отдачу моментально – приходит человек, имея совсем небольшое дело, и через некоторое время у него появляются обороты, он развивает бизнес и получает возможность обучать детей, и т.д., и ты видишь, как он растет. Таким образом, микрокредитование – это не просто выдача кредита, оно создает социальный эффект, способствуя повышению уровня жизни населения.

— Получается, ваша модель кредитования подразумевает постоянный мониторинг деятельности клиентов, их нужд, психологии?

-Да, мы хорошо знаем своих клиентов, мы с ними в контакте, мы видим их рост. Зачастую они не знают к кому обратиться за советом, и они обращаются к кредитному офицеру KMF, который работает в этом же поселке и который может дать совет, зная конъюнктуру рынка, ситуацию в других отраслях, имеет возможность направить.

— У многих казахстанцев есть устойчивый стереотип «микрокредит – это очень дорого, а микрокредитные организации заинтересованы в том, чтобы человек был постоянно в долгах».

— Да, такой образ, к сожалению, существует стараниями недобросовестных конкурентов. Мы своей работой постоянно этот стереотип опровергаем. У нас совершенно другой подход – долгосрочное сотрудничество с людьми. Мы заинтересованы в том, чтобы люди брали «правильные» кредиты – не на покупку смартфона, а открытие или развития бизнеса. Это путь к самостоятельности и благополучию. Мы, кстати единственная компания в Казахстане, которая получила социальный рейтинг и сертификацию, такая оценка присваивается в мире единичным компаниям, которые заботятся о том, чтобы клиент не был перекредитован. Как правило, в Казахстане банки, финансовые компании имеют различные рейтинги, но не имеют социальных рейтингов. Мы видим случаи, когда банки заинтересованы лишь в том, чтобы выдать кредит, получив залог, но не думают о том, как клиент будет возвращать займы. Мы выдаем кредит, когда точно понимаем, в чем заключается бизнес клиента, у нас всегда тщательный подход и анализ.

— Хватает ли ресурсов на такую кропотливую работу с клиентом, имея в виду не просто наличие профайла клиента, а глубокое знание каждого?

— Да, такая сложность есть. Главный в процессе кредитования – кредитный офицер. Их нигде не готовят, мы сами обучаем. Ведь они должны обязательно изучить бизнес и место работы клиента, посетить его дом, соседей, понимать состав группы, ведь 55% кредитов мы выдаем в рамках группового кредитования. Есть и индивидуальное кредитование, с залогами, но в нем для нас залоги не являются решающим фактором. Развивается кредитование малого бизнеса, которое, в принципе, является нишей более крупных игроков, но есть клиенты, которые выросли с нами и не хотят от нас уходить. В частности, кредитование малого бизнеса в регионах, которые, к сожалению, не охвачены банковскими кредитами.

— Насколько сильна конкуренция в микрокредитовании?

— Еще в прошлом году в стране было порядка двух тысяч МКО. С 2016 года с введением нового закона о микрофинансовых организациях их число сократилось до ста, но при этом конкуренция усилилась, в том числе и из-за прихода новых компаний. Но для KMF это давление не критичное. Мы – крупнейший игрок, у нас около 70% лояльных клиентов, и люди сотрудничают с нами, потому что им это выгодно и удобно.

В целом могу отметить, что рынок становится более качественным, привлекательным как для заемщиков, так и для инвесторов, и в последние годы крупные иностранные инвесторы входят в капитал казахстанских МФО, в том числе, и мы привлекли двух крупных международных инвесторов.

— Расскажите, кто ваша аудитория, и на какие цели клиенты берут кредиты?

— Большая часть наших клиентов – предприниматели (более 55%), работающие на себя или имеющие наемных работников. Еще 30% — фермеры, у которых есть земля или скот. Остальные 15% — наемные работники. Сегодня у нас более 160 000 активных клиентов, причем 64% из них женщины. Они владеют или руководят мелкими предприятиями, хлебопекарнями небольшими фирмами, цехами по пошиву одежды, магазинами. Это наша реальная экономика. А потому наши клиенты берут кредиты не на покупку бытовой техники или автомобиля, а открытие или развитие своего бизнеса, увеличение товарооборота. Около 25% клиентов кредитуются у нас более трех лет. Словом, люди целенаправленно развивают свой бизнес. Мы даем возможность людям поверить в себя: вырваться из бедности, приобрести первичный капитал и начать собственное дело. С начала деятельности мы инвестировали на развитие микропредпринимательства более 300 млрд. тенге.

— Сейчас информационные технологии определяют будущее. Насколько KMF соответствует этому тренду и чего ждут ваши клиенты.

— Мы идем в ногу с IT-прогрессом и стараемся предвосхищать ожидания клиентов. К примеру, в прошлом году мы каждому кредитного офицеру выдали планшет, прошитый нужными программами. Обучили работать с ним даже достаточно взрослых людей. Какие мы получили результаты?

До этого все заявки заполнялось на бумаге, а потом переносились в базу. Далее — анализ, то сейчас имея интернет, наш менеджер прямо на рабочем месте клиента может ответить на вопрос: получит он кредит или нет? Менеджер может делать все на планшете, видя клиента в первый раз на месте его бизнеса, он может тут же проверить данные и оценить его кредитную нагрузку, на месте провести фин. анализ и принять решение о выдаче займа. Нет острой необходимости для этого ехать в офис.

У нас в планах развивать интернет-каналы обслуживания для каждого клиента, чтобы они могли получать всю необходимую информацию в личном кабинете, в том числе и персональные предложения. У компании есть планы развивать и онлайн кредиты. При этом, мы против того, чтобы у этих кредитов были чрезмерные процентные ставки.

В целом у нас подход: все, что можно, нужно автоматизировать. Единственное, мы против того, чтобы исключать живое человеческое общение. Нужно все-таки посмотреть клиенту в глаза, понять, чем он живет, как он живет, узнать его потребности. А это не может сделать техника.

— Шалкар Амангосович, Вы как основатель компании, креативный вдохновитель изменений — как вы находите ресурсы, идеи, на кого опираетесь, что дает силу и энергию?
— Всегда об этом помнишь, но не всегда формулируешь, и поэтому это очень важный вопрос. Для меня действительно есть несколько важных людей в моей жизни. Это мой отец, Амангос Айкуатович – педагог с большим опытом. Конечно, для меня он, прежде всего отец, но я более организованного человека не видел. Он всегда планировал на год вперед, вел записи, блокноты, и я вырос в этих условиях. Поэтому для меня порядок не пустой звук, мне очень важно чтобы все было на своих местах, я не терплю хаос. Мои родители и сейчас помогают мне советами, много внимания уделяют развитию внуков.

Конечно, моя семья, где ежедневно черпаешь энергию, это моя супруга Дина, которая меня всегда поддерживает, уравновешивает, мои дети. У меня были тяжелые периоды в работе, предельная интенсивность, множество разъездов, весь быт и семья держались на Дине, которая всегда меня вдохновляла.

В профессиональном смысле, мой наставник – Джаннис Сталлард, которая раскрыла мне глаза на финансы в целом и на сектор микрофинансирования, в частности. Поддерживала и продвигала меня, старалась развивать и направлять в нужное русло. Поэтому я бесконечно благодарен этим людям.

И четвертое – это моя команда, мои коллеги, мы работаем вместе почти 20 лет, и мы больше, чем просто коллеги, понимаем друг друга с одного взгляда. Они знают, с чего все начиналось, и чего нам стоило добиваться каких-то элементарных вещей. Сейчас это кажется простым, но мы знаем, как трудно мы к этому шли.

— У вас бывает свободное время?

— Да, и я стараюсь встречаться с друзьями, занимаюсь спортом. Мой любимый спорт — футбол, еще хожу в бассейн, встал на горные лыжи, приучился к стендовой стрельбе. Этот вид спорта дает возможность разгрузить мозг, релаксировать. С возрастом понимаешь, что если бы было больше свободного времени, то я бы проводил его с семьей.

Я очень много читаю, причем, даже читая художественные произведения, автоматически переносишь на то, что ты делаешь в жизни и находишь новые идеи. У нас планерки проходят бурно, меня рутина заедает, и я всегда требую новых идей, решений.

— KMF поддерживает благотворительные проекты, причем не одноразово перед 9 мая или 1 июня, а на постоянной основе. А щедрый ли вы человек?

— Меня воспитывали в понимании того, что если ты можешь с кем-то поделиться, то ты должен это сделать — настолько честные и интеллигентные родители внушали мне эти ценности. Если можно назвать это благотворительностью, то мои родители – каждый старший в своей семье – всегда помогали своим братьям, сестрам, родственникам.

У меня твердое понимание того, что бизнес должен приносить прибыль, я приверженец рыночных подходов, и считаю — только зарабатывая прибыль, ты можешь выполнять свою миссию. Но частью прибыли ты должен делиться с обществом — помогать ветеранам, детям, спортсменам. Мы много финансируем в благотворительность: помогали сборной Казахстана по кикбоксингу, сейчас постоянно опекаем детский интернат в Алматы. На протяжении пяти последних лет оказываем спонсорскую помощь детскому онкологическому диспансеру в Астане, как известно, там очень дорогие препараты, и мы пытаемся помочь детям. Ежегодно большая помощь от нас ветеранам войны, труда.

— Ваши жизненные принципы ведения бизнеса?

— Уважай своего клиента, работай на взаимовыгодной основе! Это простой рецепт и даже, если хотите, социально ответственный. Невозможно просто много зарабатывать – проиграешь. Если ты хочешь развиваться на перспективу, думай о развитии клиента, направляй его, чтобы он становился богаче, улучшал свою жизнь. Тогда и компания устойчиво растет. В Казахстане многие еще не поняли этот простой механизм. Это видно по множеству молодых людей, которые, не имея достаточного опыта и знаний, хотят все иметь здесь и сейчас. Лучший путь – быть полезным обществу, иметь мотивацию постоянно себя улучшать, тогда придут и богатство и уважение. Я считаю, что в современном мире наша казахстанская толерантность – большое конкурентное преимущество. Умение работать и договариваться с людьми разных культур и взглядов – привлекательный фактор для инвесторов.

Вообще, у степняков, наверное, толерантность заложена в генах, в степи пастух, кочевник рад любому человеку, который появится у него на пороге, обязательно пригласит к столу. Это не пустые слова, а историческая необходимость быть гостеприимным. Ты один, и ты должен с кем-то общаться. По Великому Шелковому пути шли караваны, люди останавливались, обменивались информацией – это тот же Facebook или Твитер. Поэтому и сегодня нельзя об этом забывать, а необходимо создавать условия для взаимного уважения и партнерства.

Источник: http://bib.kz/2016/07/shalkar-zhusupov-mikrokredityi-sdelali-tyisyachi-kazahstantsev-uspeshnyimi-biznesmenami/

Другие новости »